» » Вы видели небо в алмазах

Вы видели небо в алмазах


Небо в алмазах (Михаил Неклюдов) / Проза.ру


А, вы, видели небо в алмазах?


Я поэт, а не ювелир.

— Тогда нам тут делать нечего, — решительно произносит Шумов. — Я вообще не люблю мертвецов, а уж мокрых и скользких — тем более...

Я грустно плюю в пруд. Своей полной микробов слюной я, безусловно, загрязняю окружающую среду, но в этой среде и без меня полно всякой дряни — окурки, яблочные огрызки, размокшие картонные коробки, куски пенопласта... Где-то тут еще должен быть труп. Теоретически.

Шумов встает, отряхивает джинсы и запахивает пальто. Он еще раз оглядывает большую черную лужу, начинающуюся в пяти сантиметрах от носков моих ботинок.

В скобках отметим, что я и тройные вижу, а уж второе «бледное» коромысло ищу в небе над первым после каждого дождя. Я думала, это норма. Думала, что строй все увеличивающихся радуг так и стоит над землей, и число дуг бесконечно, а, уж сколько мы их насчитаем, зависит от особенностей нашего глаза, а не от наличия или отсутствия преломления света...

Зажигает...
А после плачет...-
Он не видит
Их красоты,

– А в чем эксперимент? В новом прочтении «Анны Карениной», искрометности и фантазии «Волков и овец» (режиссер В.А. Ефремова), бурлеске «Декамерона» (режиссер Б. Г. Голубовский), остром «Чонкине» (В. Рыжий), новаторстве «Эквуса» (В.А. Персиков)… Список можно продолжить.

В этих спектаклях было много нового, необычного и завлекательного для зрителей. Расскажу смешной случай. В «Волках и овцах» была сцена, где я прощалась с Лыняевым (нар. артистом А. Чуйковым). Говорю текст и чувствую, как на мне развязывается нижняя юбка. Развязалась и поплыла вниз. Договариваю текст, при этом лихорадочно соображаю, что же мне делать? Стою-то прямо на авансцене! Пока соображала, почувствовала, что все, юбка уже на полу. Переступила и ушла. Смотрю из-за кулис, чего же Чуйков делать будет? Любопытно! А он с недоумением смотрит на юбку и видно, что тоже лихорадочно пытается понять, что же делать: «Девушка, которую только вчера взяли из монастыря, оставила белье…» И вот что значит мастер! Он начинает обыгрывать юбку. Поддевает ее тростью и, глядя на нее, говорит текст: «Хороша ты Глафира Алексеевна!» И показывает юбку зрителю. Вот мол, как она меня соблазняет! И продолжает: «Но моя холостая жизнь лучше тебя!» После этого случая Вера Андреевна сказала: закрепить!

А сегодня что эксперимент? Обнаженные актеры на сцене или мат? Я считаю это пошлостью. В нашем театре этого быть не может. Эротика может быть на сцене, если она оправдана драматургией. И в «Любви под вязами» были такие сцены…

– Теперь я понимаю, что вы не только рисковая актриса, но и женщина рисковая. Я бы на месте Константина Глебовича вас задушил после откровенных сцен. Или бы просто не позволил играть. Потому что сошел бы с ума от ревности.

18Третье слово(Дикарь) - Тетя Матильда

У Яншина не было ни одного провала, ни одной слабой роли; играя провинциального терапевта в современной пьесе, вызывал бурю восторга в зрительном зале. Он и сам провинциал, из Юхнова, Смоленской губернии. И выговор у него был смоленский, от матери, за что долго еще его звали "смоголянской лапшой".

Учился в Москве в Комиссаровском техническом училище, изучал слесарное, столярное, токарное и кузнечное ремесла. У родителей (отец — бухгалтер, мать — домашняя хозяйка) был постоянный абонемент в Художественный театр и в Оперный театр Зимина, где часто пел Шаляпин.


Едины в битве вместе с ней.

(где-то 1999г.)

Так вот, по поводу Бляхи-Мухи, то есть господина Мухина. Мне случалось видеть его при полном параде, то есть и при галстуке, и при часах золотых, и с сотовым телефоном у губы. Но в память врезалось мне не это. В память врезались мухинские очки в тонкой золотой оправе. Не уверен, что у Мухина и вправду были проблемы со зрением. Может, это была такая фишка, чтобы казаться умнее.

Так или сяк, но именно очки я запомнил. Иногда эти очки даже снились мне по ночам, и тогда меня пробирала дрожь.

Почему — объясню попозже.

Наверх