Его жизнь в ваших руках

жизнь в ваших руках - Перевод на английский - примеры русский

Другие результаты

Внизу приведены правила, которые помогут Вашему возлюбленному стать лучше, успешнее, богаче.

Всегда помните – главный мотиватор Вашего мужа – это Вы сами — это возлюбленная жена рядом, которая не даст опустить любимому руки и разочароваться в себе!

Поверьте, если Вы будете строго придерживаться данных правил, можно с уверенностью считать что Вы вышли замуж за миллионера с большой буквы!

реабилитации и ресоциализации

методист Сизова М.А.

Наконец, я встретилась с хирургом и получила результаты тестов. Спокойно и четко он описал стадию, на которой находился мой рак, и заверил, что лампэктомия, то есть удаление части молочной железы с опухолью, вкупе с последующей радиотерапией помогут решить проблему. Он объяснил, что такое лечение представляется ему эффективным и, хотя не исключает возвращения рака, не влияет на общую смертность. Иначе говоря, долговременное выживание после сочетания лампэктомии с радиотерапией на ранней стадии рака молочной железы такое же, как и после мастэктомии, то есть удаления груди целиком. Следовательно, у меня был шанс сберечь грудь, не рискуя при этом жизнью.

Одна из ошибок, которую я тогда совершила, – это поход в клинику в одиночестве. Я была настолько поглощена плохими новостями, что постоянно теряла вещи и с трудом понимала, что мне говорят. Лучший совет, который здесь можно дать, – идите на прием с партнером или другом, прихватив блокнот и ручку.

Хирург и другие специалисты в больнице Чаринг-Кросс сопереживали нам, но вели себя честно; я предпочитаю именно такой тип отношений; это лучше, чем ложные надежды.

Основными методами лечения рака молочной железы являются: хирургический (мастэктомия и лампэктомия); радиотерапия – использование радиоактивного излучения, обычно рентгеновских лучей высокой энергии, для разрушения раковых клеток; химиотерапия – использование лекарств для нарушения физиологии раковых клеток, и гормональное лечение такими препаратами, как тамоксифен, который при определенных типах рака молочной железы (эстрогенозависимых) предотвращает присоединение эстрогенов к рецепторам раковых клеток или клеток ткани молочной железы. Проблема некоторых подходов (в основном радио– и химиотерапии) заключается в том, что мощные побочные эффекты способны свести на нет все преимущества лечения (а в некоторых случаях даже вызвать другие типы рака – например, лейкемию). Часто они не помогают вообще, и причины этого неизвестны. Врачи могут лишь предоставить своим пациентам статистику выживания, но не гарантировать излечение.

Проведенные тесты предназначались для выбора наилучшего метода (или сочетания методов) в зависимости от типа и стадии моего рака. С тех пор я разговаривала со многими женщинами, у которых был рак груди, и пришла к выводу, что мне очень повезло стать пациенткой центра исследований и повышения квалификации больницы Чаринг-Кросс. Многие женщины, в том числе лечившиеся частным образом и платившие большие деньги, сталкивались с врачами – в основном с хирургами, – которые работали в лучших традициях «запутывания». Они даже не пытались оценить природу и масштаб проблем. Очень важно, чтобы с вами работала такая команда специалистов, какую я встретила в больнице Чаринг-Кросс. Терапевт должен знать вашу точку зрения. Не позволяйте отмахиваться от вас, требуйте направления в лучший онкологический центр, где работают профессионалы. От этого в буквальном смысле зависит ваша жизнь. Если вам назначают операцию, убедитесь, что ее делает хирург, проводящий хотя бы тридцать таких операций в год, и сравните его уровень удачных операций со средним национальным уровнем. Узнайте об уровне выживаемости в центре, где вы собираетесь лечиться. (Вопрос такого рода особенно важен для мужчин, собирающихся делать операцию на простате, поскольку она сложнее мастэктомии.) К статистике следует относиться с осторожностью – есть врачи, что берутся за пациентов, которых другие считают неизлечимыми. Помню, я спросила врачей в Чаринг-Кросс, когда они сдаются – если у пациента меньше шансов на выживание, чем 50 на 50? Ответ был очень трогательным. Они сказали, что, если пациент хочет выжить, они не сдаются никогда.

Однажды в воскресенье, ожидая начала курса радиотерапии, я сделала очередную и, возможно, самую серьезную ошибку. Тогда я страдала от предменструального напряжения, мои груди были болезненными и комковатыми. Чем больше я их ощупывала, тем больше мне казалось, что опухоли в них повсюду. Наконец, в отчаянии, я позвонила в больницу. За столь краткое время мой хирург не имел возможности назначить мне встречу, и меня осматривал другой врач. Я не знала, что среди медиков есть сторонники мастэктомии и сторонники лампэктомии с радиотерапией. Также я не знала, что врачи одной команды могут придерживаться противоположных взглядов (хотя среди ученых такое бывает часто). Доктор, который меня осматривал, в отличие от моего хирурга, ратовал за мастэктомию. Он безапелляционно заявил, что мой рак, неинвазивную протоковую карциному, следует лечить мастэктомией. В противном случае, сказал он, через три месяца я умру. Он отстаивал свою позицию даже под сильным давлением и расспросами моего мужа. Этот врач недавно закончил исследования на тему классификации рака груди для получения степени кандидата наук, и его рекомендация основывалась на сделанных им открытиях. (Я всегда с подозрением относилась к ученым, которые посвящают жизнь описанию и классификации; предпочитаю тех, кто стремится понять фундаментальные процессы. И тогда мне следовало об этом вспомнить.) Муж счел доводы врача неубедительными и попытался уговорить меня не обращать внимания на его слова. После консультации мне было страшно; казалось, ради детей (им тогда было шесть и тринадцать лет) я должна выбрать мастэктомию.

Встретившись со своим хирургом, я настояла на операции, хотя не решилась сказать, почему вдруг передумала. До сих пор не знаю, почему я поверила не ему, а его коллеге. Страх и паника рождают реакции, изменяющие поведение, и рациональный человек начинает вести себя, словно испуганный ребенок. Мне надо было попросить больше времени на раздумья. Не знаю, что бы произошло, последуй я совету своего хирурга, – возможно, мои проблемы с раком были бы решены.

Мастэктомия – традиционный метод лечения рака груди, а утрата столь значимой части женского тела – один из самых больших страхов, связанных с заболеванием. О раке молочной железы рассказывается еще в текстах Древнего Египта, где его лечили прижиганием пораженной ткани. Мастэктомия появилась во времена Возрождения благодаря Андреасу Везалию, фламандскому анатому. В XIX веке хирурги начали детально описывать случаи заболевания раком груди. Из этих документов следует, что даже те, кому была сделана операция, имели довольно высокую вероятность возвращения рака в течение восьми лет, особенно если поражались подмышечные лимфатические узлы. (Необходимость наблюдения за лимфатическими узлами впервые отметил французский доктор Ледран в конце XVIII века.)

В 1890 году в США была разработана невероятно травмирующая операция Холстеда, куда входило удаление молочной железы, подмышечной клетчатки и большой грудной мышцы. Когда выполнявшие ее врачи поняли, что это не увеличивает шансы пациенток на выживание, они начали удалять и часть плеча. Только в 1927 году британский хирург Джеффри Кейнс впервые заявил о том, что жестокая радикальная хирургия является пустой тратой времени. Он предположил, что к моменту обнаружения рака груди опухоль уже выбрасывает в кровеносную систему крошечные клетки, которые распространяются по всему организму. Следовательно, если рак еще не дал метастазы, калечащие операции бессмысленны, а если дал, то тем более.

В восьмидесятые, когда лечилась я, эти споры продолжались, хотя при мастэктомии убирали меньше мышц и операция была не так травматична. Причина преобладания мастэктомии в Великобритании связана с плохой репутацией радиотерапии по сравнению с хирургией, хотя во Франции это один из предпочтительных методов лечения (возможно, в память о Марии Кюри). Международные клинические испытания показали, что на ранней стадии рака молочной железы лампэктомия и последующая радиотерапия дают тот же уровень выживаемости, что и мастэктомия. Мой хирург знал об этом, но его коллега дал противоположный совет, опираясь лишь на собственный статус кандидата наук!

И все же мастэктомия играет важную роль, если опухоль достаточно большая по сравнению с размером всей железы, если первичных опухолей несколько или если в железе обнаруживается множество мелких опухолей. Однако ко мне все это не относилось.

Пациенты должны понимать: медицинские процедуры внутри медицинского сообщества часто служат предметом серьезных споров, о которых никто не подозревает. Разные специалисты могут иметь разные точки зрения. Недавно стало модно направлять пациентов с определенными видами рака на циклотрон, аппарат, разгоняющий субатомные частицы, которые бомбардируют раковые клетки и убивают их. Благотворительные организации собрали миллионы фунтов для покупки циклотронов, и тогдашний британский премьер-министр поддержал эту акцию. А затем специалисты начали сообщать о серьезных побочных эффектах. В конечном итоге Совет медицинских исследований и некоторые онкологи потребовали запретить такое лечение16. Прежде чем согласиться на серьезную процедуру, следует задать врачу такие вопросы:

• Каков общий уровень успеха процедуры (и каковы критерии этого «успеха»)?

• Каков вероятный результат в моей ситуации?

• Какие существуют методы лечения помимо предложенного и как их можно сравнить?

• Каков уровень успеха врача/хирурга, проводящего лечение?

• Каков он по сравнению с другими специалистами в этой области?

• В чем заключаются побочные эффекты процедуры?

• Как изменится качество моей жизни после процедуры?

Хороший врач непременно ответит на эти вопросы.

Примерно через две недели мне сделали мастэктомию.

Физически операция оказалась несложной. Я заранее поговорила с хирургом и анестезиологом и почувствовала их уверенность в положительном исходе. Замечу, что в Чаринг-Кросс существует стандартная практика разметки перед операцией той железы или опухоли, которую хирург будет вырезать. Хоть это и неприятно, особенно если удаляют грудь, гораздо менее приятно очнуться после наркоза и обнаружить, что вам удалили не ту! Во многих больницах подобная разметка не применяется, поэтому, если необходимо, настойчиво просите, чтобы вам сделали ее до того, как дадут транквилизаторы. Перед операцией мне сделали укол успокоительного, чтобы снизить уровень тревоги, а после того, как анестезиолог попросил меня сосчитать до десяти, я проснулась в реанимации.

Вернувшись в палату, я увидела длинную полосу швов, соединяющих разрез на месте моей левой груди, и трубку, идущую от швов в бутылочку, которая была со мной постоянно. В бутылочке скапливалась прозрачная жидкость и немного крови. Такой дренаж предотвращает чрезмерное кровоизлияние вокруг шрама. Физического неудобства почти не чувствовалось, если не считать левой руки и тыльной стороны кисти, где во время операции стояла капельница. Через три дня дренаж убрали (это не больно), а еще через десять дней сняли швы (тоже не больно). Хирург приходил ко мне ежедневно и однажды сказал, что, согласно отчету патолога, распространения раковых клеток от опухоли не было, а лимфатические узлы оказались чистыми. Лимфатические узлы в подмышечной впадине – первая линия защиты организма от распространения рака. Их состояние – самый надежный индикатор отсева раковых клеток от первичной опухоли. Это полезно знать для оценки стадии рака. Большинство современных методов исследования лимфатических узлов снижают вероятность лимфатического отека – болезненного набухания в подмышке. Такое состояние обратимо, но если оно начинает развиваться, то часто не поддается лечению.

Основываясь на отчете патолога, мне сказали, что никаких проблем возникнуть не должно и другого лечения не требуется. В конце 1980-х в Британии редко применяли профилактическую или вспомогательную терапию для лечения скрытого рака. Сейчас она используется шире и считается одной из причин снижения уровня смертности от рака молочной железы. Исследование, проведенное в восьмидесятых годах в Оксфордском университете, показало, что пятилетний уровень выживаемости у женщин старше пятидесяти, прошедших вспомогательную химиотерапию и принимавших тамоксифен, возрос на 25 %. В США такое лечение ввели на десять лет раньше. Недавно появились более эффективные тесты для определения пациентов, у которых может быть скрытый рак и которые выиграют от дальнейшей химиотерапии.

Я посетила пару сеансов физиотерапии, чтобы улучшить подвижность левой руки, но потом решила выполнять упражнения самостоятельно, со своей скоростью и по собственному расписанию. Однако некоторым может понадобиться дисциплина формальных сеансов.

Как быть с болью

Как быть с болью

Я отказывалась и по возможности продолжаю отказываться от лекарств, выписанных врачами (в том числе от тамоксифена) или продающихся в аптеках без рецепта. Иногда для подавления различных неприятных ощущений, связанных с раком, выписывают стероиды, но они подавляют иммунитет, и я их не принимала. Также я стараюсь не принимать антибиотики и не помню, когда в последний раз пила болеутоляющее. Эти типы лекарств не вызывают рак, но я не хочу употреблять химические вещества, если могу этого не делать.

Мне повезло – после операции у меня практически ничего не болело. В противном случае я бы обратилась к акупунктуре, а не к традиционным болеутоляющим вроде морфия. Акупунктура возникла в Китае более четырех тысяч лет назад, когда выяснилось, что солдаты, раненные стрелами, удивительно быстро выздоравливают от хронических заболеваний. В 220 году до н. э. император Хуан Ди (Желтый император) издал указ: «Я обеспокоен налогами и сборами, что не достигают меня из-за болезней народа. Я хочу, чтобы лекари перестали использовать старые методы лечения и отравляющие лекарства. Я хочу, чтобы вместо них использовались металлические иглы, проводящие энергию».

Акупунктура, снимающая боль, – один из самых распространенных методов народной медицины. В 1986 году Британская медицинская ассоциация опубликовала отчет «Альтернативные методы лечения», где признала, что с научной точки зрения акупунктура действительно является эффективным анальгетиком17. Некоторые ветеринары используют ее для облегчения хронических болей у животных18. Доказательства из случайной выборки контролируемых экспериментов подтверждают эффективность использования акупунктуры при боли, включая боль после операции. Другие эксперименты указывают на благоприятный эффект акупунктуры при тошноте, а это значит, что она является ценным методом облегчения некоторых симптомов рака и способом его лечения, не перегружает организм вредными веществами и не вызывает других побочных эффектов19.

Акупунктура стимулирует особые нервные волокна, подавляющие перенос болевых импульсов в мозг, запускает производство естественных болеутоляющих – эндорфинов, способных надолго уменьшать боль, и таких нейротрансмиттеров (веществ, передающих импульс между нервными клетками), как серотонин. Однако некоторые эффекты акупунктуры современная медицина объяснить не может. Например, у пациентов с определенными заболеваниями возникают изменения в электрической проводимости акупунктурных точек, связанных с больным органом. Известных анатомических или физиологических объяснений этому нет. Обычно акупунктурист дополняет детальную историю болезни своими наблюдениями, дающими информацию о состоянии здоровья пациента. К ним относится обследование формы, характера поверхности и цвета языка, цвета лица, силы, ритма и качества пульса. Традиционные практики и западные врачи могут использовать пальпацию для определения точек, где давление вызывает боль или повышенную чувствительность. Использующиеся в акупунктуре иглы очень тонкие и не причиняют таких неприятных ощущений, как, например, иглы шприцов; пациенты могут даже не почувствовать, когда такая игла входит в тело. Многие рассказывают, что акупунктура расслабляет и успокаивает, однако этот метод годится не для всех. Если вы хотите использовать акупунктуру, следует обращаться только к квалифицированному специалисту, входящему в Британский совет по акупунктуре (или его аналог).

Кроме того, существует акупрессура – метод, когда на биологически активные точки оказывается давление с помощью выступов на резиновых лентах, а также электроакупунктура, в которой иглы заменяет электрический импульс. Вместо игл иногда применяют и лазер. Чрезкожная стимуляция нервов не обращается к акупунктурным точкам, а стимулирует нервы, блокирующие передачу болевых импульсов, и может применяться дома. Гипноз – еще один метод облегчения боли – повышает производство эндорфинов в мозге[4].

Реплантация груди

Реплантация груди

Поначалу для имитации груди мне дали мягкий нейлон с наполнением из искусственной шерсти. Через шесть недель, когда шов зажил, я получила качественную силиконовую грудь-накладку у женщины, изготавливающей подобные протезы. (Самые первые протезы делались из хлопкового мешочка с птичьим кормом!) Многим после мастэктомии предлагают сделать реплантацию груди. Если я найду на это время, то попрошу использовать мышцы спины вместо силикона или других имплантов. Мой силиконовый протез начал протекать примерно через два года использования, и мысль о том, что это липкое вещество проникнет в организм, совсем не радует. Тем временем я привыкла к своему протезу. Я ношу обычный лифчик, и единственные специальные вещи, которые мне приходится использовать, это купальники со встроенным кармашком для протеза. Протез груди может причинять дискомфорт в жаркую и влажную погоду, особенно если вы геолог и работаете в полевых условиях, поэтому в таких ситуациях мне помогали чистые хлопковые футляры. Однако главная проблема в том, что я постоянно его теряю! Однажды после очередного осмотра я оставила протез в больнице, и мне прислали его домой по почте. Медсестры в клинике до сих пор надо мной подшучивают!

Не каждая женщина расскажет о том, что у нее рак груди и ей сделали мастэктомию. Я решила быть открытой, но придерживаться только фактов и не слишком настойчиво обсуждать свою ситуацию (большинство людей не хотят спорить или глубоко погружаться в проблемы других людей). Разные пациентки находят разные способы с этим справиться, но многие предпочитают, чтобы никто не знал о проделанной операции. Часто они скрывают даже свою болезнь, поскольку окружающие могут предположить, что им сделали мастэктомию. Этот выбор каждый делает сам, вместе с партнером и семьей.

На полпути

На полпути

На этой ранней и самой важной стадии лечения у меня были и победы, и ошибки, о которых я расскажу, чтобы другие смогли принять правильные для себя решения.

Что я сделала правильно

• Нашла в себе силы признаться в том, что проблема есть.

• Немедленно обратилась за медицинской помощью и получила информацию, чтобы успокоить страхи.

• Убедила терапевта направить меня в специализированную больницу, а не к обычному хирургу.

• Поговорила с друзьями и семьей, которые были готовы мне помогать, однако понимала, что некоторым из них слишком страшно и тревожно, чтобы это делать (см. главу 6).

• Прошла все тесты, следовала всем инструкциям.

• Слушала людей с позитивным, поддерживающим отношением.

• Постаралась выкинуть из головы все слухи и приняла рациональную, менее пугающую концепцию рака молочной железы, основанную на научной точке зрения (см. главу 2).

Что я сделала неправильно

• Запаниковала и напугала себя мыслями о тех ужасных вещах, что могут со мной произойти.

• Слушала людей, рассказывающих страшные истории.

• Пошла на прием к врачу в одиночестве. (Возьмите с собой друга или близкого человека, вооруженного ручкой и блокнотом.)

• Слишком доверилась врачу, который меня не ведет.

• Если б я могла вернуться в прошлое, то задала бы себе один вопрос: «Действительно ли мастэктомия лучше лампэктомии и радиотерапии?» Теперь я бы поверила своему хирургу, а не его коллеге.

Неприятное возвращение

Неприятное возвращение

Находясь в больнице, я постоянно спрашивала врачей и медсестер, что вызывает рак груди и есть ли какие-то способы снизить вероятность его возвращения? Мне рассказали об эстрогенах (о них чуть позже), и я спросила, нет ли специальной диеты, позволяющей уменьшить объем эстрогенов в пище или снизить собственный уровень этих гормонов? Врачи не смогли ответить на вопрос и предложили поговорить с диетологом.

Диетолог очень удивился, обещал изучить проблему, но больше ко мне не приходил и на телефонные звонки не отвечал. В общем и целом, мне советовали забыть о раке, оставить все в прошлом и мыслить позитивно. Врачи считали себя специалистами, ответственными за мое здоровье, и мне беспокоиться не стоило. Намерения у них были самые лучшие, но, как им казалось, вполне достаточно просто мыслить позитивно.

Но я не могла принять такой совет. Мой опыт говорил о том, что для работы с проблемой ее следует понимать рационально, а всего лишь перестать о ней думать и «мыслить позитивно» – нет, я так не умела. Поэтому я принялась читать статьи по традиционной и альтернативной медицине, посвященные раку молочной железы, и скоро наткнулась на работу докторов Макса Герсона и Алека Форбса, разработавших антираковую диету20. Из всех доступных в то время методов лечения рака перемена питания казалась мне самой осмысленной, поэтому я изменила свою диету и образ жизни, основываясь на рекомендациях бристольской диеты. Бристольская диета – общая антираковая диета, составленная доктором Форбсом (см. От автора, стр. 7). В ней говорится об элементах правильного питания, рекомендуется есть необработанную, неочищенную пищу – каши, зернобобовые культуры, проросшие семена – и готовить в гхи (топленом сливочном масле). Можно есть йогурты и кипяченое молоко. Всем, кто меня слушал, в том числе врачам, я говорила, какой это отличный подход, и, несмотря на их скептицизм, была уверена, что больше проблем с раком у меня не будет.

Следующие пять лет я регулярно ходила на осмотры. Однако, несмотря на оптимизм, постепенно я начинала испытывать беспокойство, словно в глубине меня зарождалось что-то неприятное.

Не могу сказать точно, когда это произошло, но как-то раз я нащупала большую, плотную опухоль, появившуюся в рубцовой ткани под левой рукой. Именно оттуда выходила дренажная трубка. Когда я сказала об этом врачам, они уверили меня, что это просто уплотнение ткани. Я согласилась отчасти потому, что вела здоровый образ жизни, с религиозным рвением следовала бристольской диете, и эта опухоль просто не могла быть злокачественной.

Но именно такой она и была.

После очередной проверки в 1992 году я решила измерять опухоль и составлять график, чтобы понять, растет она или нет. Я использовала несмываемые черные чернила и циркуль, которым палеонтологи измеряют размер окаменелости. В начале 1993 года, придя в больницу на осмотр, я принесла с собой график. За год опухоль выросла примерно на два миллиметра. Я показала график молодому врачу, проводившему осмотр, рассказала о своих тревогах и о тех заверениях, что мне давали раньше. Врач отправил меня делать пункцию. Через несколько дней мне позвонили и сказали, что опухоль необходимо удалить, а через две недели хирурги удалили еще одну опухоль, тоже злокачественную, которую я нашла в рубцовой ткани. Это был третий раз, когда я обнаружила у себя рак.

После операции я прошла серию тестов, аналогичных тем, что впервые делала в 1987 году. Признаков распространения рака не было, и мне рекомендовали курс радиотерапии. Я согласилась, решив, что терапия избавит меня от раковой грибницы на левой половине грудной клетки, где прежде была молочная железа.

Многие люди боятся радиоактивности (и правильно делают). Ее используют в диагностической медицине, маммографии, рентгеновских исследованиях, сканировании скелета и лучевой терапии. Стоит заметить, что в Великобритании, по данным независимой Национальной комиссии по радиологической защите, примерно 12 % средней дозы ионизирующей радиации (особо разрушительный тип радиационного излучения) люди получают из медицинских источников, тогда как на долю атомной промышленности приходится менее одного процента. Примерно 60 % ионизирующего излучения составляют гамма-лучи или альфа-частицы от радона – газа, исходящего из камней, почвы и стен зданий, в которых мы живем и работаем.

Радиотерапия – практический итог первого выделения естественного радиоактивного изотопа радия-226 из урановой руды, которую называют урановой смолкой. Сделала это Мария Кюри, ученица Анри Беккереля, человека, открывшего явление радиоактивности. К сожалению, Мария Кюри умерла от рака, появившегося, вероятно, в результате облучения за долгие годы исследований, когда опасность радиоактивных элементов была неизвестна и о мерах предосторожности никто не задумывался.

— Не нужно избавлять тебя от слепоты, Дхритараштра! Я скажу: «Узри Меня!», и будет так.

И по Его велению Дхритараштра увидел! Его веление, Его желание — это все. Лишь Его воля есть все, причина всего сущего.

Итак, задумавшись о пути к счастью, первое, что необходимо сделать — осознать внутренние причины, которые являются препятствием в его достижении. Осознание барьеров, преграждающих дорогу к счастью — первый этап, без которого не двинуться дальше. Одним словом, чтобы разгрузить проблемы, надо их рассмотреть, иначе как выбрать оптимальную тактику дальнейших действий. Для этого существует множество психотехник и подходов. Процессу осознания проблем может сопутствовать удивление (надо же, вот оказывается, что во мне есть!), освобождение от них — очень приятный процесс, в ходе которого могут, кстати, меняться сами представления о счастье. Следующий этап построения своего Счастья — коррекция на соответствие с желаемым. С учетом того, что в ходе освобождения от имевшихся преград человек начинает глубже и точнее воспринимать личное счастье (потому как полнее и глубже узнает и принимает сам себя, а через самопознание — полнее принимает мир вокруг себя).

И, наконец — результат: трансформация личности, закономерные изменения в жизни. Что это даст? Беспрепятственное, естественное достижение желаемого; раскрытие внутреннего потенциала за счет освобождения от сдерживающих факторов. И тогда… грандиозные перемены в Судьбе, внезапные озарения, способность достигать желаемого. Это возможно, достижимо, реально. Надо только начать и идти, строя свой путь к Счастью — мы его Вам от души желаем!

В нашей практике много убедительных примеров обретения счастья!


The worries of the country and the people... and the life of a man about to be unjustly sacrificed... are in your hands!

Хочешь быть замужем за миллионером —  пытайся развивать в нем таланты!

Вы уже долгое время вместе и знаете своего возлюбленного как облупленного? Вы прекрасно знаете в чем он разбирается, что ему дается легко а что нет? Если знаете, то подталкивайте его к той сфере где он силен, помогите ему широко открыть глаза и увидеть что у него получается хорошо, развивайте навыки и умения (опять же – ненавязчиво и с любовью). Вы должны стать для своего мужа: поддержкой, другом, опорой, любимой женой и все это в одном лице! И поверьте у Вас все пойдет на УРА и все получиться!

В завершении статьи я хотела бы
привести  слова У.Черчиля: «Никогда,
никогда, никогда не сдавайтесь!».

Ваша жизнь в Ваших руках и только от
Вас самих зависит, какой она будет.

Свидетельства связи молочных продуктов и рака груди и простаты я считаю вполне убедительными. Это объясняет рост случаев рака с возрастом: ежедневно потребляя молочные продукты, мы подвергаем ткань молочных желез и простаты, которая к тому времени должна начать отключаться, воздействию факторов роста и гормонов, предназначенных для стимуляции и размножения клеток этой ткани. Исследование, опубликованное отделением раковой эпидемиологии Оксфордского университета77, показало, что уровень ИФР-1 в сыворотке крови у веганов[7] на 10 % ниже, чем у вегетарианцев и тех, кто ест мясо и молочные продукты. Поскольку Чен с коллегами78 обнаружили, что у больных раком простаты концентрация ИФР-1 на 8 % выше, чем у тех, кто здоров, новая оксфордская работа представляется весьма важной. Мужчинам и женщинам, которые хотят защититься от рака груди или простаты либо побороть свою болезнь, я рекомендую полностью исключить из своего питания все формы молочной продукции от коров, коз и любых других животных. Необходимо использовать принцип предосторожности, обязав молочную индустрию доказывать безопасность своей продукции. Люди с активным раком должны основывать свою диету на растительной пище, а не на мясной, до тех пор, пока не почувствуют себя лучше.

Риск, которому мы себя подвергаем

Риск, которому мы себя подвергаем

Многие читатели и те, кто слышал о моей концепции, возразят, что они всю жизнь употребляют молочные продукты, но чувствуют себя превосходно, как есть люди, которые выкуривали по 40–60 сигарет в день и дожили до ста лет. Однако здесь риску подвергают себя те, кто наиболее уязвим по генетическим или каким-либо другим причинам. Объяснить идею риска сложно. Многие специалисты по риску (как идее, основанной на вероятностях) приводят такой пример: никто не стал бы покупать лотерейные билеты, если бы понимал, как устроена лотерея, однако человеческое поведение основывается в большей степени на личном опыте и эмоциях, нежели на математических концепциях.

Лучший способ объяснить риск рака – провести аналогию с самолетом, которую я использую, чтобы убедить людей бросить курить. Как бы вы себя почувствовали, если б собирались лететь на самолете, точно зная, что один из десяти рейсов заканчивается авиакатастрофой? Полетели бы? Вряд ли. Именно потому, что ученые понимают риск, очень мало кто из них курит.

Я никогда не курила, а теперь, зная, что подвержена раку груди, больше не ем молочные продукты (включая мясо молочных коров). Я живу без них уже почти семь лет. С тех пор большая опухоль на моей шее, которая считалась неизлечимой, съежилась, исчезла и больше не возвращалась. Мои хрупкие ногти стали длинными и крепкими, кожа в великолепном состоянии, у меня нет признаков остеопороза. Мои волосы здоровы, седина едва заметна, и большинство людей полагает, что я младше своих пятидесяти пяти лет. Я чувствую себя крепче и здоровее. Совет не употреблять молочные продукты повторяет рекомендации доктора Р. М. Краджьяна, главы отделения хирургии молочной железы в Сетонском медицинском центре в Калифорнии, которые он дал в своей книге «Как спасти себя от рака груди»79 и в статье «О молоке: моим пациентам» (см. http://www.afpafitness.com/milkdoc.html).

Убеждена, что я, как и все, кто страдал от рака молочной железы и последовал моему совету, сумела избежать смерти, отказавшись от молока.

Дополнение к этой главе приводится на стр. 391.

5. Программа Плант – пищевые факторы

5. Программа Плант – пищевые факторы

В этой главе я расскажу о семи пищевых факторах, которые помогут вам снизить риск заболевания раком груди или простаты.

Прежде всего, вы должны понять, что Программа Плант – это не диета. Многие из вас по личному опыту знают, что диетами здесь не поможешь. Следовать диетам скучно, и рано или поздно мы возвращаемся к прежним продуктам.

Программа Плант составлена из семи пищевых факторов и пяти факторов образа жизни, благодаря которым я смогла побороть опухоль молочной железы; я продолжаю придерживаться их, чтобы рак не вернулся. Программа Плант не только помогает предотвратить и победить рак груди и простаты, но также защищает от остеопороза и других заболеваний, которые, как считается, возникают при отсутствии в диете молочных продуктов. Эти факторы легко встроить в жизнь: они должны помогать, а не превращаться в тяжелые ограничения.

Программа Плант не является общей антираковой диетой вроде диеты Герсона или бристольской. Виды рака и их причины различны. Программа, о которой я расскажу, направлена исключительно на рак груди и простаты и предназначена для избавления или понижения количества веществ в пище или окружающей среде, которые разрушают нашу эндокринную систему (чьи химические посланники – гормоны – регулируют функции тела). Программа обеспечивает наличие в организме достаточных объемов йода и цинка, в которых нуждаются ткани молочной железы и простаты, чтобы оставаться здоровыми.

Вот основные цели Программы:

• Снижение пищевого потребления гормонов и факторов роста, искусственных веществ, разрушающих эндокринную систему, и тех, что являются канцерогенными или предполагаются таковыми.

• Повышение количества продуктов с микроэлементами, защищающими от рака.

• Обеспечение организма достаточным количеством ключевых питательных компонентов в биодоступной форме (гарантирующей усвоение их значительной части), таких как цинк, йод и фолиевая кислота, играющих важнейшую роль в делении клеток (чаще всего ошибки, вызывающие рак, возникают именно при делении).

• Уменьшение числа свободных радикалов, способных повредить ДНК.

• Питание свежими натуральными продуктами.

• Избавление или снижение до минимума количества обработанной, консервированной или заранее приготовленной пищи, поскольку объем волокон, витаминов, минералов, натуральных красителей и других элементов в ней значительно снижается или вообще исчезает. (К примеру, меласса[8] содержит фторид, защищающий зубы от кариеса, но в приготовленном из нее очищенном белом сахаре фторида нет, и его приходится добавлять в зубную пасту). Необходимо питаться натуральными продуктами, которые не были испорчены промышленным приготовлением и не содержат химических консервантов. Химические консерванты и другие добавки обозначают на этикетках химическим названием или буквой Е с числом. Подробнее об этом можно узнать из книги Питера Кокса и Пегги Брассо «Тайные ингредиенты», Bantam, 1998.

• Обеспечение организма питательными веществами для поддержки и восстановления после операций, радиотерапии и химиотерапии. Советы по восстановлению после радиотерапии основываются на методах, разработанных для астронавтов, подвергающихся воздействию радиации в космосе. Многие лекарства, в том числе те, что используются при химиотерапии, разрушают витамины в организме. При стрессе требуется больше витаминов, а антибиотики ухудшают их всасываемость.

• Максимальный выбор и разнообразное здоровое питание.

• Различные продукты без ненужной опоры на какой-то один компонент.

Крепкая научная основа

Крепкая научная основа

Такие авторитетные организации, как Британское министерство здравоохранения и Управление по контролю качества пищевых продуктов и медикаментов США, а также онкологи из Гарвардского университета в США и Оксфордского университета в Британии признают, что продукты виновны как минимум в 30 % случаев заболеваний раком. По мнению американского Фонда Мэйо по медицинским исследованиям и образованию, люди, съедающие пять порций фруктов и овощей в день (включая крестоцветные растения – пекинскую капусту, брокколи, брюссельскую, цветную, кочанную, морскую капусту, кольраби и водяной кресс), вполовину снижают риск возникновения рака по сравнению с теми, кто ест одну порцию или меньше. Британское правительство рекомендует съедать хотя бы пять порций фруктов и овощей в день, опираясь на выдающуюся работу Майкла Б. Спорна, профессора фармакологии и медицины из Дармутского медицинского колледжа в США, где го

Вернуться назад